2017 год. итоги


«Домострой для партнерской семьи»

Как государство видит «женскую повестку»





Текст: Наталья Коротоножкина



Открытая Россия продолжает цикл материалов о том, с чем заканчивают этот год организации, люди и сообщества, во многом определяющие жизнь страны и ее жителей, а также какое развитие получили события и явления, ставшие трендами 2017-го. Очередные итоги — о «женской повестке» в России 2017 года.

В уходящем году политика государства по отношению к женщинам была противоречивой. С одной стороны, утвердив 8 марта прогрессивную — по крайней мере, на словах — стратегию защиты прав женщин, государство продемонстрировало намерение бороться с бытовым насилием и стереотипами о социальной роли женщины. С другой стороны, вступил в силу закон о декриминализации домашних побоев, заговорили о распространении в школах «Нравственных основ семейной жизни» и «Семьеведении».

Открытая Россия поговорила с социологом, профессором ВШЭ Любовью Борусяк, петербургской феминисткой и журналисткой Ольгой Липовской и автором телеграм-канала «Женская власть», создательницей издания Breaking Mad Залиной Маршенкуловой о том, насколько осмыслены эти инициативы, есть ли в них какая-то система, и существует ли в России движение защиты прав женщин.

Благими намерениями
В Международный женский день Дмитрий Медведев утвердил национальную стратегию действий в интересах женщин на 2017-2022 годы. Инициатором ее создания стала председатель Федерального собрания Валентина Матвиенко. В документе прописано, что его цель — «сформированная система мер, направленных на обеспечение равных прав и равных возможностей женщин во всех сферах жизни, повышение их экономической независимости, политической активности и самореализации личности».

В проекте задано несколько направлений, по которым может вестись работа в течение пяти лет, но это не конкретные задачи, обязательные для выполнения. Предлагается сократить разрыв в оплате труда, пересмотреть список запрещенных для женщин профессий, бороться со стереотипами — в частности, разрушить представление о первостепенных ролях женщины как домохозяйки и матери, повысить статус отцовства, проверять рекламу на сексизм. Кроме того, указано, что существующие меры профилактики насилия в отношении женщин, в том числе и семейно-бытового, недостаточны. Планируется, что до 2019 года будут разработаны способы реализации этих предложений, а до 2022 года стратегия воплотится в жизнь.

«Не только я, но и многие люди в стране не воспринимают решения Дмитрия Медведева всерьез. Не углублялась в содержимое этой программы, но для меня она прозвучала как декларативные заявления, которые, на мой взгляд, ничем конкретно не увенчались и вряд ли увенчаются. — Характеризует стратегию Ольга Липовская. — В моем представлении реальная деятельность государства должна заключаться во введении каких-то актов по уничтожению дискриминации во всех сферах, в частности, на рабочем месте».

По мнению Залины Маршенкуловой, все «общие красивые слова», которые содержит стратегия, вряд ли станут реальностью. «Все исполнительные органы, которые занимаются ею сейчас, все эти женские союзы, женские советы — сборище теток, которые транслируют абсолютно патриархальные, чудовищные идеи о том, что женщина должна молчать, терпеть побои и рожать детей. Все это абсолютно бессмысленно», — говорит феминистка.
Фото: Владимир Машатин / ТАСС
Реальность
«Государство не очень понимает, что нужно делать по женской повестке, а когда что-то делается с не очень понятными целями, это никогда не получается. Я вижу некоторое "шарахание" и не вижу никакой осмысленной программы — непонятно, чего они хотят добиться», — характеризует политику государства в отношении женщин социолог Любовь Борусяк.

В конце июля омбудсмен Татьяна Москалькова заявила, что женщины «ущемлены в праве служить срочную службу». Она рассказала, что ей поступали жалобы от девушек, которые хотели бы быть летчиками, но в авиационные училища принимают только мужчин. Уже через месяц Краснодарское авиационное училище впервые в истории современной России открыло для девушек прием на курсы — было подано более 100 заявлений, на одно место претендовали семь человек.

Другие инициативы становятся двумя шагами назад в этой политике борьбы со стереотипами. 23 октября АРКС (Ассоциация родительских комитетов и сообществ) обратилась в Министерство образования с предложением ввести в обязательную школьную программу курс, разработанный представителями духовенства РПЦ — «Нравственные основы семейной жизни». Этот предмет с 2009 года преподается как факультатив уже в 60 регионах страны.

В учебниках по «Нравственным основам...» есть такие разделы, как «Мужественность», «Женственность», «Иерархичность семьи. Главенство мужа», «Религиозные основы семьи». Их авторы — священник Дмитрий Моисеев и монахиня Нина (Крыгина) — убеждены, что он подготовит старшеклассников «к созданию крепкой многодетной счастливой семьи».

Глава АРКСа Ольга Леткова, в свою очередь, отрицала причастность церкви к разработке этого курса. Она добавила, что его можно не делать отдельным предметом, а включить в программу обществознания или ОБЖ. В тот же день в Минобрнауки заявили, что не получали официального предложения о включении подобного курса в обязательную программу. Но уже в декабре стало известно, что в рамках существующих гуманитарных предметов будет преподаваться курс «Семьеведение» или «Семейное счастье» — с таким предложением выступила детский омбудсмен Анна Кузнецова.

«Эта религиозная мораль, которая проникает в светскую часть общества, меня очень пугает. Женщин обвиняют в том, что они делают аборты, причем обвиняют в убийстве. Вся эта якобы пронатальная пропаганда чудовищна, потому что некоторые женщины начинают ее болезненно воспринимать, — рассуждает Борусяк, — У нас сливаются два противоречащих друг другу тренда. С одной стороны, ориентация на получение образования и карьеру, равные партнерские отношения в семье, а с другой стороны — пропаганда «традиционных», а по сути домостройских ценностей. Надо сказать, что такая странная и противоречивая смесь нормализуется, у государства и церкви это получается».

В декабре зампредседатель комитета Госдумы по вопросам семьи, женщин и детей Оксана Пушкина рассказала о работе над законом о гендерном равенстве. Его цель — «стимулировать в женщине желание работать». «Дело не в том, что женщины хотят права качать. Нужно понимать, что за предлагаемыми нормами стоит развитие нашей страны, а именно ее экономический рост <...> Чем больше женщин хотят работать, тем больше в нашей стране будет общая рабочая сила, а следовательно и больше валовый продукт... Чем больше людей работает, тем больше налогооблагаемая база, тем больше идет поступлений в бюджет», — объяснила Пушкина. Она добавила, что он также направлен на преодоление дискриминации и будет гарантировать не только равные права, но и равные возможности.

«Государству бы сначала хорошо научиться относиться ко всем россиянам как к личностям, а не только как к инкубаторам и рабам, которые рожают рабов. То, чем оно занимается в данный момент, включая законопроект о гендерном равенстве, куратором которого стала Оксана Пушкина — это очередной фарс, такая имитация демократии. А «Нравственные основы семейной жизни» и «Семьеведение» — это еще и античеловечные инициативы, они не вяжутся даже с общегуманистическими идеалами, не то что с феминистскими. Будут требовать, чтобы женщина была приложением к мужику, рожала побольше рабов для государства. Это непризнание женщины личностью, человеком», — говорит Залина Маршенкулова.

Абитуриентка во время заседания приемной комиссии Краснодарского высшего военного авиационного училища. Фото: Михаил Джапаридзе / ТАСС
Женщина не в курсе, что она личность
По словам феминистки Ольги Липовской, в России нет организованного феминистского движения. За защиту прав женщин в стране выступают разрозненные группы и организации, «женская повестка» обсуждается в узких кругах.

«Иногда они пересекаются, где-то происходят встречи и форумы, но они носят скорее образовательный и творческий характер — происходят какие-то перфомансы, например, 8 марта барышни у Кремля собирались, у нас в Питере тоже организуют какие-то уличные акции. Есть организации, которые помогают жертвам насилия, но все это нельзя назвать движением. Не существует ни солидарных совместных действий, ни политической повестки», — объясняет Липовская.

По ее мнению, молодые женщины-феминистки поколения 1980-1990-х годов недостаточно смелы, чтобы «действовать круто и в открытую». Они ориентированы на старую схему западных фем-активисток — создание групп по пробуждению сознания, самообучающихся группы и творческих проектов. Солидарна с Липовской и Залина Маршенкулова: ей кажется, что за третьей волной западного феминизма активистки не видят реальных российских проблем.

«Я убеждена, что не существует шаблонных решений. У нас свои история, проблемы, уровень развития, ментальность, и нельзя взять шаблонный плакатный американский феминизм и его насадить. Проблемы нужно решать по мере поступления. Грубо говоря, "нам не во что обуться, а вы говорите про гендерно нейтральные туалеты". Мне кажется, что мы сейчас в России находимся на нулевой ступени, люди у нас еще не знают, что женщина такой же человек, как мужчина, что она личность и у нее нет "тупых женских мозгов". В то же время Владимир Владимирович Путин позволяет себе такие выражения, как "у меня не бывает критических дней". В России глубоко больное мизогинией общество, в котором женщине очень непросто жить. Активистки же транслируют идеи ступени пятой-шестой, поэтому существуют непонимание и отторжение такого феминизма», — объясняет Маршенкулова.

Социолог Любовь Борусяк видит причины негативного отношения общества к феминизму в нынешней международной обстановке и недостатке просветительской работы с населением.

С федеральных телеканалов в народ ушло выражение «гейропа» — Европа, в которой семья разрушается, совершаются однополые браки и женщины не рожают детей. По словам Борусяк, в этом контексте феминизм связывается с европейскими ценностями, и слово «феминистка» становится ругательным: «В нашем обществе, к сожалению, термин сильно дискредитирован. Феминистки в этом обывательском понимании — какие-то недоженщины, которые борются против мужчин, что вообще довольно странно.

Думаю, что большинство населения вообще не знает, что это такое — примерно так сто лет назад относились к суфражисткам».
Made on
Tilda